Еще один перевод с сайта Грега МакНафферсона, где автор беззлобно подтрунивает на Россией и ее обитателями. Впрочем, где кончается беззлобность и начинается жесткий стеб, это еще можно поспорить…


Дуся и мафия

Эту историю рассказала мне Евдокия Вячеславовна Вахромеева, или Дуся, ее уменьшительное русское имя. Дуся по ночам работает проституткой в очень престижном борделе, а днем пишет романтичные письма, которые отправляет в журналы знакомств, которые рассылаются по почте.
«Однажды утром я была разбужена звуками стрельбы, доносившимися из окна, которые были громче обычного» Я быстро оделась, наложила макияж (настоящая русская женщина никогда не выходит из дома, если ее губы не достаточно ярко накрашены для того, чтобы украсть сердце какого-нибудь бравого молодца — прим.автора), обернула мой любимый бабушкин платок вокруг головы, надела теплые сапоги и вышла. Удостоверилась, что не забыла взять с собой, как всегда, пожарный топорик. О боже! Поздний летний снег краснел под моими ногами.

Я ожидала увидеть несколько пьяных мужиков, разряжающих свои обрезы в утреннее воскресное небо, после воздаяния ими похвалы Господу в наших красивых луковично-головых церквях. Но это было что-то «из другой оперы», как мы обычно говорим на нашем прекрасном языке, богатом литературными традициями.

Похоже было, что несколько мафиозных групп решили учинить «разборку» (так русские называют перестрелку — прим.авт.) прямо во дворе! Там, где прежде играли дети, нюхая клей на качелях, и старые бабушки вывешивали на просушку свои панталоны, пятеро налысо бритых молодчиков с толстыми золотыми цепями на шеях, целились в друг друга из черных револьверов, а двое уже лежали в песочнице, в бассейне крови!

Я собрала смелость в кулак и вспомнила все выражения, которые мой любимый папочка произносил, когда отпиливал себе палец или два во время строительства деревянного туалета на нашем участке, или делая гроб для нашей прапрабабушки, которая недавно скончалась от чумы. “Е* вашу мать, вы, уроды!” – закричала я. “Оставьте этого человека в покое! Неужели он еще недостаточно настрадался? Он видел, как у него на глазах умирают его друзья! Если вам необходимо кого-нибудь убить, убейте лучше меня!” И с этими словами я взмахнула в воздухе своим топором.

Неожиданно один из этих «уродов» воскликнул: «Дуся! Моя давно потерянная сестра!» Я не могла поверить своим глазам. Это был зять двоюродной сестры племянника свата моего шурина (вольный перевод «cousin-in-law-twice-removed» — прим.пер.), которого я не видела уже много лет! Все конфликты были забыты во мгновение ока, и друзья Ивана Пантелеймоновича (Ванюши) пошли вместе со мной ко мне в квартиру, чтобы отпраздновать встречу. Мы даже захватили с собой «жертву», чтобы он смог насладиться своим последним обедом. После традиционных русских празднований с водкой, блинами и икрой, мы танцевали под восхитительные звуки аккордеона. Все, что осталось от этого неприятного события, был только вкус соленых огурцов у меня во рту.