Перестав на минутку люто-бешено ненавидеть блатняк, я вдруг задумался:

Почему такое могло стать почти массовой культурой огромной страны?
Почему целые слои населения ежедневно слушают ЭТО?
Почему есть радио «Шансон», где поют блатняк и шансон, в частности, что преступления — это круто, но нет радио, где пели бы, что преступления — это не круто?
Почему радио «Шансон» никак не может в одночасье сгореть в синем пламени? Что ему мешает?
Почему все водители маршруток слушают ЭТО, они что, все уголовники? Почему ЭТО должны слушать их пассажиры?
Почему пьяная хуйня врубает ночью под окнами ЭТО, а не, скажем, Beatles?
Почему «по малолетке отсидел, потом вышел, потом сразу снова срок намотал» называется «Школой жизни? Почему паразитирование на других и неприспособленность к жизни возводится в ранг романтики?

Потом минутка кончилась, я снова начал люто-бешено ненавидеть шансон и пошел на Мальцевский рынок, где, говорят, одному слепому подарили вязаную шаль.

P. S. А еще когда-то я написал небольшой безумный рассказ «Михалыч и шансон».