1 сентября 2011




Люблю его вкус. Особенно с молоком и пеной капучино. Люблю готовить.

Намолол в кофемолке. Причем помол надо сделать оптимальным — слишком крупный будет жидко завариваться в кофе-машине, мелкий же будет скрипеть на зубах пылью. Говорят, молоть надо в ручной, но я не заметил между ручной и электрической никакой разницы.

Намолол, значит. Закладывашь в контейнер. Слишком плотно прижмешь — вода не пройдет сквозь толщу, слишком неплотно утрамбуешь — вода просочится и не впитает весь вкус. Тонкий момент.

Затем запускаешь нагнетание пара. Ждешь. Качество воды тоже очень важно. Вода из под крана — и говно вместо кофе. Только очищенную, желательно, из кеги или высокогорной речки. Пар нагнетается, загорелась лампочка.

Включаешь — машинка наливает кофе. Но иногда лампочка гаснет, и чтобы кофе не был жидким (терпеть не могу американо!), опять запускаешь нагрев.

Далее — молоко.Надо обязательно брать 3,2 процента, иначе пены не получится. Обязательно, чтобы было очень холодное, 2-3 градуса, не больше. Опускаешь трубку в емкость. Открываешь, идет пар. Если слабо откроешь, пар пойдет медленно и пены не выйдет. Надо открывать решительно и быстро.

Дальше — пьешь. Маленькими глотками. Сам сварил. Получилось! Офигенно вкусно!

Можно посыпать корицей или шоколадом.

Пивал я как-то чаи в этих ваших Москвах, и решил выпить однажды хорошего кофею.

Заходим в Старбакс, что на старом Арбате. Ну, представляете: старый Арбат. Толпами ходят налимоненные иностранцы, Сталин спрашивает что-то у Ленина, рядом с ними трется огромный негр-промоутер. Вот дом, в котором жил Пушкин. Вот какой-то театр. Вот множество сувенирных лавочек с позолоченными матрешками и пошлейшими меховыми ушанками в стиле «Какие-ваши-доказательства?».

Всё вот это.

Я, совершенно очарованный Москвой, распахиваю стеклянную дверь Старбакса… и мне в нос шибает резкий ужасный запах. В тамбуре Starbucks, самой уважаемой кофейной франшизы в мире, кутаясь в кусок грязной шубины, сидит обыкновенный бомжара.

Вонючий еще, гад. Стараясь не дышать, открываю вторую дверь. Делаю заказ, все еще в шоке от увиденного и унюханного. Попутно покупаю еще и пакет кофе в зернах, варить дома.

Неожиданно сам для себя выпаливаю:
— А у вас там бомж.

Симпатичная кассирша смотрит на меня, не мигая. Программа в ее голове не находит стандартного ответа на фразу «А у вас там бомж». Есть все фразы, которые встречались ей за полгода работы кассиром в Старбаксе, а вот про бомжа почему-то нету.

— А хотите, мы вам еще кофе подарим?

И протягивает мне еще два пакетика кофейных зерен.

— Вот это — уругвайский, а это просто эспрессо-смесь, — объясняет. — Берите, это подарок от заведения.

Я, несказанно обрадованный этим делом, беру себе все кофе. Параллельно придумываю, что бы еще такое сказать, но больше ничего на ум не приходит.

Уж не знаю, всем ли они дарили кофе в тот день, или это я попал под акцию «Сообщи о бомже — получи кофе!», но Старбакс на Старом Арбате меня этим покорил.

Но я туда больше не пойду, наверное.