Пивал я как-то чаи в этих ваших Москвах, и решил выпить однажды хорошего кофею.

Заходим в Старбакс, что на старом Арбате. Ну, представляете: старый Арбат. Толпами ходят налимоненные иностранцы, Сталин спрашивает что-то у Ленина, рядом с ними трется огромный негр-промоутер. Вот дом, в котором жил Пушкин. Вот какой-то театр. Вот множество сувенирных лавочек с позолоченными матрешками и пошлейшими меховыми ушанками в стиле «Какие-ваши-доказательства?».

Всё вот это.

Я, совершенно очарованный Москвой, распахиваю стеклянную дверь Старбакса… и мне в нос шибает резкий ужасный запах. В тамбуре Starbucks, самой уважаемой кофейной франшизы в мире, кутаясь в кусок грязной шубины, сидит обыкновенный бомжара.

Вонючий еще, гад. Стараясь не дышать, открываю вторую дверь. Делаю заказ, все еще в шоке от увиденного и унюханного. Попутно покупаю еще и пакет кофе в зернах, варить дома.

Неожиданно сам для себя выпаливаю:
— А у вас там бомж.

Симпатичная кассирша смотрит на меня, не мигая. Программа в ее голове не находит стандартного ответа на фразу «А у вас там бомж». Есть все фразы, которые встречались ей за полгода работы кассиром в Старбаксе, а вот про бомжа почему-то нету.

— А хотите, мы вам еще кофе подарим?

И протягивает мне еще два пакетика кофейных зерен.

— Вот это — уругвайский, а это просто эспрессо-смесь, — объясняет. — Берите, это подарок от заведения.

Я, несказанно обрадованный этим делом, беру себе все кофе. Параллельно придумываю, что бы еще такое сказать, но больше ничего на ум не приходит.

Уж не знаю, всем ли они дарили кофе в тот день, или это я попал под акцию «Сообщи о бомже — получи кофе!», но Старбакс на Старом Арбате меня этим покорил.

Но я туда больше не пойду, наверное.