— Мы называем их Bridges & Tunnels. Потому что для того, чтобы добраться сюда, они проехали по мосту или туннелю. — саркастично говорит Анжелика. — Они остаются ночевать, хм, хм, кому где повезет. А утром они идут в этих вечерних платьях по домам. Мы называем это «walk of shame»! Это вэри фанни! — глаза её сверкают яростным весельем.

13217420_1074963395873770_7091084502083176776_o

— Комбат, батяня, батяня, комбат! — надрывается телевизор. Сидящий за соседним столиком мужик с внешностью Хазанова на реабилитации начинает негромко подпевать. Его «мадама» — по виду сельская завстоловой, — просто беззвучно шевелит губами.

usa-brighton-16

Жаль, конечно, что на дворе не лето 1935 года, а я не Ильф или не Петров, а то бы написал про надземку примерно так:

«Линии надземки стоят на железных столбах и проходят на уровне вторых и третьих этажей и лишь в  некоторых местах города повышаются до пятых и шестых. Это странное сооружение время от времени издает ужасающий грохот, от которого стынет мозг. От него здоровые люди становятся нервными, нервные — сходят с ума, а  сумасшедшие прыгают в своих пробковых комнатках и ревут, как львы» read more

В Нью-Йорке вдарили морозы, и прохожие стали бежать по улицам чуть быстрей. (Читатель ждет уж рифмы «розы» — на, вот, возьми ее скорей).

Но некоторые никуда не бегут. Они сидят с картонными табличками, где черным маркером сказано примерно одно и то же: «Я бездомный, помогите, сплю на улице/в парке, есть жена/дети. Господь вас благослови за помощь». Большинство — темнокожие старики, но есть и относительно молодые. Иногда, если проходишь мимо, они начинают с тобой разговаривать.

Специальный фургон с надписью Homeless Bus («Бездомный автобус») останавливается вечером субботы на 5-й Авеню. К нему выстраивается длинная очередь из бомжей. Каждому раздают горячую еду, теплые носки и нижнее белье. Автобус приезжает сюда каждую субботу аж с 1992 года. Еда и одежда закупаются с пожертвований, хотя раньше основатель компании делал все за свой счет. read more

Внимание, призываются самые внимательные читатели! Угадайте, сколько ресторанов на фотографии?

img_20160316_231532

Думаю, вы ответили, что один. Я бы точно так ответил. И — ура! Вы правы! Да-да-да! Вы правы во всех случаях, кроме одного случая —когда речь идет о Нью-Йорке.

Тут три разных ресторана.

Вот история. Сначала свой ресторан открыли индийцы (правое верхнее окно). Фишка в том, что все увешано гроздьями гирлянд — очень много гирлянд! — и там ощущаешь себя как внутри большой хлопушки. Или калейдоскопа. Или под кайфом. В общем, круто!

Популярность места в клочья рвала чарты и в хлам избивала рекорды. Вскоре некие оборотистые да смекалисты открыли точно такой же ресторан — внимание! — этажом ниже! Да еще и нагло оттяпали целых два окна. Левое верхнее окно занял уже третий фигурант этой прекрасной Вест-сайдской истории (а дело происходит именно в Вест-сайде) со своей версией уникального индийского ресторана. Своя версия, как вы уже видите, на 100% совпадает с соседской.

— Долбанные мусульмане! — восклицает в сердцах владелец первого (оригинального) заведения, немолодой индус. Ресторан уже закрыт, но он любезно пустил нас сделать пару фото.

— Постойте, а разве вы — не мусульманин?

— Мусульманин! Но я — другой!

— Подайте на них в суд.

— Да пошли они в жопу! — владелец угрюмо продолжает подметать пол. Лицо его, и без того темное, теперь напоминает мокрую губку для посуды.

img_20160316_231411

Мы понимающе киваем и выходим. Обещаем прийти в урочное время. И, конечно, никогда не посещать «поддельные» рестораны.

Все посты про США

15 марта 2016


, ,



В Бостоне мы жили у моего старого друга Саши, который любезно согласился приютить нас.
Саша с женой живут с двумя детьми в доме в пригороде Бостона — в той самой Одноэтажной Америке. От центра туда надо ехать сначала на метро, а потом — на автобусе.

Дом по российским меркам дом просто роскошный, хотя Саша скромничает, что в США это считается весьма средним уровнем.

— У нас был выбор: накопить за 10 лет и купить совсем маленький, или взять побольше, но в ипотеку. Мы выбрали второе. Тут все так делают, — рассказывает он, когда мы сидим вечером в огромной кухне, плавно перетекающей в гостиную. Из гостиной стеклянная раздвижная дверь ведет на задний двор, где есть детская площадка и барбекю

Саша и Таня — эмигранты середины 1990-х годов, переехали в США еще подростками вместе с родителями. Сейчас он — программист, она — врач. Учились платно, но американские университеты предоставляют большие скидки малоимущим эмигрантам и отличникам, плюс — государство охотно выдает кредит на обучение на долгий срок, аж 30 лет.

После окончания вуза можно собрать в кучу все набранные на учебу кредиты и рефинансировать — объединить в один большой, с новым сроком выплат и графиком платежей.

— Получается, мы платим две ипотеки: одну за дом, а вторую за учебу, — объясняет Саша.
Ставка по ипотеке (я знаю, что у читателей давно созрел этот вопрос) — от 3 до 6 процентов.
Саша говорит, что они — средние американцы (upper middle class).

Мы сидим за столом, у которого мраморная крышка. Я спрашиваю, почему не деревянная?
— Очень просто: если придется продавать дом, то такая кухня ценится гораздо выше, чем деревянная. Для этого же мы сделали дополнительный туалет. Американцы очень любят туалеты! — смеется Саша.

Район, судя по всему, довольно тихий. Саша рассказывает, что хотели построить не то клуб, не то бар, но собрались жильцы района и проголосовали против. Хотя ни Саша ни Таня в общественной жизни обычно не участвуют — активных и так хватает.

— Тут что хорошо — всегда можно работу найти. Я подрабатывал, пока учился, хотя первые несколько лет было тяжело. Кстати, а вы-то перебираться не собираетесь?

img_20160314_125459
Все посты про США

Первые трое суток нашего путешествия в США мы провели в Нью-Джерси. Это совсем рядом с Нью-Йорком, через реку Гудзон, но уже другой штат, поэтому стоимость съемного жилья на AirBnB там сильно ниже (прямо скажем, в 5-10 раз).

Мы сняли комнату у Кристофера. Он предлагал хорошую цену, а еще у него было много отзывов и подробнейшие объяснения, как добраться до места («Не верьте Гугл Мапс, если не хотите застрять в незнакомом месте в 4 утра!! Я знаю, о чем говорю!!!»)

Кристофер сам снимает эту квартиру, а потом сдает комнаты по отдельности через AirBnB. Это, конечно, не совсем законно, но тут многие так делают.

dsc00260 dsc00255

Квартира старая, пыльная и нуждается в ремонте. У Криса нет утюга («По странной причине только гладильная доска, ха-ха!») и чайника. Если с первым еще как-то можно смириться, то воду, дабы попить чаю, приходится кипятить в кастрюле, и это жутко неудобно.

Зато солнце, заглядывающее в окно ванной, рисует на перегородке силуэт Нью-Йорка.

img_20160310_093932

Сам Кристофер похож на какого-то просветленного и слегка заторможенного Джея из «Джея и Молчаливого Боба». Он либо сидит в кухне за древним компьютером, либо спит перед включенным телевизором в гостиной. Если попытаться при этом взять пульт и сделать звук потише, то может внезапно проснуться, испугаться и заорать тонким голосом (испытано автором этих строк).

Крис работает в благотворительной организации, которая помогает лечить душевнобольных.

– Моя девушка была сумасшедшая. Бывшая девушка. Потому теперь я помогаю таким. Вот, смотри, это ее рисунки, — он показывает на стену кухни за спиной, где под висящей простынью видны какие-то каляки, которые я поначалу принял за детские. Они сразу приобретают зловещий и печальный смысл. read more

Нет, это точно.

Водители автобусов в США — точно какая-то особая категория людей. Они относятся к своей работе с повышенной ответственностью, где-то даже невротичной тревожностью. При этом они добры и предупредительны. Они могут закрыть глаза на то, что пассажир имеет трудности с оплатой. Например, мы раза три ездили бесплатно, потому что деньгопринимающий автомат в автобусе не мог выдать сдачи с десятки.

И все они невероятно артистичны. Вот, например, история.

Мы едем из Нью-Йорка в Вашингтон. Примерно через полтора часа после старта автобус вдруг тормозит в какой-то глуши, хотя по плану остановок не предусмотрено. Вокруг несколько одноэтажных домов, лес и «Бургер Кинг» неподалеку. Честно говоря, кажется, что это то, чего все очень ждали — в автобусе невероятно жарко, а запах туалета сводит с ума.

«Мы делаем вынужденную остановку. Надо позвонить механику. Пусть починит эту чертову жару. — объясняет негритянка-водитель отрывисто. — Можете выйти, но мы можем внезапно уехать. Так что если вы не успеете — вы останетесь тут. Лучше не разбредайтесь далеко. Через дорогу тоже не переходите». read more

(фанфик по рассказу Дарьи Советской)

Это вторая глава моего рассказа, написанного от имени Сани Ульянова. Первую надо переделывать, т. к. писала я ее очень давно, пару недель назад, да и очень отличается она по стилю от 2-ой и последующих.. Краткое содержание, чтобы проникнуться идеей. Дело происходит примерно в 2013 году. Саня (8 лет) из богатой семьи, много путешествует по миру. Он весьма прямолинеен, своенравен. Ищет свой путь в жизни, интересуется политикой. Склоняется к коммунистическим идеям, но в основном — по падежам. Вместе с родителями едет в Латвию, где встречается с латышкой Ингеборгой Дзинтарс. Они вместе приходят к тому, что шпроты вкуснее все же, когда свежие. Ну и, что будущее их стран в дружбе или даже в Союзе. После встречи оба всерьез задумываются о будущем. Далее Саня едет в США, куда увозят его безыдейные, погрязшие в мещанстве родители.

Собирался выложить смешные картинки про американцев, но вспомнил, что у них творится в Новом Орлеане и решил, что можно их немного пожалеть.
Читаем тут и убеждаемся, насколько им плохо и какой же США колосс на глиняных ногах…
Мне их жалко.