— Мы называем их Bridges & Tunnels. Потому что для того, чтобы добраться сюда, они проехали по мосту или туннелю. — саркастично говорит Анжелика. — Они остаются ночевать, хм, хм, кому где повезет. А утром они идут в этих вечерних платьях по домам. Мы называем это «walk of shame»! Это вэри фанни! — глаза её сверкают яростным весельем.

13217420_1074963395873770_7091084502083176776_o

Читать дальше →

— Комбат, батяня, батяня, комбат! — надрывается телевизор. Сидящий за соседним столиком мужик с внешностью Хазанова на реабилитации начинает негромко подпевать. Его «мадама» — по виду сельская завстоловой, — просто беззвучно шевелит губами.

usa-brighton-16 Читать дальше →

Жаль, конечно, что на дворе не лето 1935 года, а я не Ильф или не Петров, а то бы написал про надземку примерно так:

«Линии надземки стоят на железных столбах и проходят на уровне вторых и третьих этажей и лишь в  некоторых местах города повышаются до пятых и шестых. Это странное сооружение время от времени издает ужасающий грохот, от которого стынет мозг. От него здоровые люди становятся нервными, нервные — сходят с ума, а  сумасшедшие прыгают в своих пробковых комнатках и ревут, как львы»

Сказать по правде, я, три недели назад оказавшись на благодатной американской земле, очень хотел ее увидеть — это странное сооружение. Поезд, лавирующий между домами, или, как ее тут называли тогда, «элевейтед». Я еще не знал, что в 1980-м дорогу закрыли, а 10 лет назад частично разобрали и прямо на эстакаде построили своеобразный парк. Теперь на месте издающего ужасающий грохот поезда стоят лавочки, на которых в скупых лучах мартовского солнца греются туристы и горожане, работающие неподалеку. Нервным тут никто уже не становится, а вот слегка более вдохновленным — пожалуйста: тут же высажены небольшие клумбы и выставлены скульптуры. Например, макет Манхэттена длиной метра в три, вырезанный из какого-то белого материала и накрытый толстым стеклом.

usa-highline-5 Читать дальше →

В Нью-Йорке вдарили морозы, и прохожие стали бежать по улицам чуть быстрей. (Читатель ждет уж рифмы «розы» — на, вот, возьми ее скорей).

Но некоторые никуда не бегут. Они сидят с картонными табличками, где черным маркером сказано примерно одно и то же: «Я бездомный, помогите, сплю на улице/в парке, есть жена/дети. Господь вас благослови за помощь». Большинство — темнокожие старики, но есть и относительно молодые. Иногда, если проходишь мимо, они начинают с тобой разговаривать.

Специальный фургон с надписью Homeless Bus («Бездомный автобус») останавливается вечером субботы на 5-й Авеню. К нему выстраивается длинная очередь из бомжей. Каждому раздают горячую еду, теплые носки и нижнее белье. Автобус приезжает сюда каждую субботу аж с 1992 года. Еда и одежда закупаются с пожертвований, хотя раньше основатель компании делал все за свой счет.

Нам рассказали, что в этом городе очень легко стать бездомным — жилье невероятно дорогое, все остальное — просто дорогое. В Бостоне нам встретился молодой парень с надписью «Ветеран войны», я уже писал про него. Оказалось, что таких много и в Нью-Йорке. Черт его знает, правда ли они ветераны, или просто написали так, чтобы затронуть чуть более глубокие струнки в душах случайных прохожих.

А случайные прохожие идут, не останавливаясь. Я только один раз видел, как кто-то остановился и подал бездомному. Но это тоже был какой-то старик с внешностью бродяги.

И еще один раз водитель нашего такси, пока мы стояли в пробке, протянул свой сэндвич бомжу, который ходил между машин и заглядывал в окна.

IMG_20160317_013815

Нью-Йорк — как огромная мясорубка, куда запускают где-то в середине. Все пытаются карабкаться наверх, и у многих получается, но некоторые все же падают вниз, и громадный город перемалывает их, выбрасывает на улицы.

Всего в Нью-Йорке, если верить сайту homelessbus.org, около 60 000 бездомных.


Все посты про США

Внимание, призываются самые внимательные читатели! Угадайте, сколько ресторанов на фотографии?

img_20160316_231532

Думаю, вы ответили, что один. Я бы точно так ответил. И — ура! Вы правы! Да-да-да! Вы правы во всех случаях, кроме одного случая —когда речь идет о Нью-Йорке.

Тут три разных ресторана.

Вот история. Сначала свой ресторан открыли индийцы (правое верхнее окно). Фишка в том, что все увешано гроздьями гирлянд — очень много гирлянд! — и там ощущаешь себя как внутри большой хлопушки. Или калейдоскопа. Или под кайфом. В общем, круто!

Популярность места в клочья рвала чарты и в хлам избивала рекорды. Вскоре некие оборотистые да смекалисты открыли точно такой же ресторан — внимание! — этажом ниже! Да еще и нагло оттяпали целых два окна. Левое верхнее окно занял уже третий фигурант этой прекрасной Вест-сайдской истории (а дело происходит именно в Вест-сайде) со своей версией уникального индийского ресторана. Своя версия, как вы уже видите, на 100% совпадает с соседской.

— Долбанные мусульмане! — восклицает в сердцах владелец первого (оригинального) заведения, немолодой индус. Ресторан уже закрыт, но он любезно пустил нас сделать пару фото.

— Постойте, а разве вы — не мусульманин?

— Мусульманин! Но я — другой!

— Подайте на них в суд.

— Да пошли они в жопу! — владелец угрюмо продолжает подметать пол. Лицо его, и без того темное, теперь напоминает мокрую губку для посуды.

img_20160316_231411

Мы понимающе киваем и выходим. Обещаем прийти в урочное время. И, конечно, никогда не посещать «поддельные» рестораны.


Все посты про США

15 марта 2016


, ,



В Бостоне мы жили у моего старого друга Саши, который любезно согласился приютить нас.
Саша с женой живут с двумя детьми в доме в пригороде Бостона — в той самой Одноэтажной Америке. От центра туда надо ехать сначала на метро, а потом — на автобусе.

Дом по российским меркам дом просто роскошный, хотя Саша скромничает, что в США это считается весьма средним уровнем.

— У нас был выбор: накопить за 10 лет и купить совсем маленький, или взять побольше, но в ипотеку. Мы выбрали второе. Тут все так делают, — рассказывает он, когда мы сидим вечером в огромной кухне, плавно перетекающей в гостиную. Из гостиной стеклянная раздвижная дверь ведет на задний двор, где есть детская площадка и барбекю

Саша и Таня — эмигранты середины 1990-х годов, переехали в США еще подростками вместе с родителями. Сейчас он — программист, она — врач. Учились платно, но американские университеты предоставляют большие скидки малоимущим эмигрантам и отличникам, плюс — государство охотно выдает кредит на обучение на долгий срок, аж 30 лет.

После окончания вуза можно собрать в кучу все набранные на учебу кредиты и рефинансировать — объединить в один большой, с новым сроком выплат и графиком платежей.

— Получается, мы платим две ипотеки: одну за дом, а вторую за учебу, — объясняет Саша.
Ставка по ипотеке (я знаю, что у читателей давно созрел этот вопрос) — от 3 до 6 процентов.
Саша говорит, что они — средние американцы (upper middle class).

Мы сидим за столом, у которого мраморная крышка. Я спрашиваю, почему не деревянная?
— Очень просто: если придется продавать дом, то такая кухня ценится гораздо выше, чем деревянная. Для этого же мы сделали дополнительный туалет. Американцы очень любят туалеты! — смеется Саша.

Район, судя по всему, довольно тихий. Саша рассказывает, что хотели построить не то клуб, не то бар, но собрались жильцы района и проголосовали против. Хотя ни Саша ни Таня в общественной жизни обычно не участвуют — активных и так хватает.

— Тут что хорошо — всегда можно работу найти. Я подрабатывал, пока учился, хотя первые несколько лет было тяжело. Кстати, а вы-то перебираться не собираетесь?

img_20160314_125459
Все посты про США

Первые трое суток нашего путешествия в США мы провели в Нью-Джерси. Это совсем рядом с Нью-Йорком, через реку Гудзон, но уже другой штат, поэтому стоимость съемного жилья на AirBnB там сильно ниже (прямо скажем, в 5-10 раз).

Мы сняли комнату у Кристофера. Он предлагал хорошую цену, а еще у него было много отзывов и подробнейшие объяснения, как добраться до места («Не верьте Гугл Мапс, если не хотите застрять в незнакомом месте в 4 утра!! Я знаю, о чем говорю!!!»)

Кристофер сам снимает эту квартиру, а потом сдает комнаты по отдельности через AirBnB. Это, конечно, не совсем законно, но тут многие так делают.

dsc00260 dsc00255

Квартира старая, пыльная и нуждается в ремонте. У Криса нет утюга («По странной причине только гладильная доска, ха-ха!») и чайника. Если с первым еще как-то можно смириться, то воду, дабы попить чаю, приходится кипятить в кастрюле, и это жутко неудобно.

Зато солнце, заглядывающее в окно ванной, рисует на перегородке силуэт Нью-Йорка.

img_20160310_093932

Сам Кристофер похож на какого-то просветленного и слегка заторможенного Джея из «Джея и Молчаливого Боба». Он либо сидит в кухне за древним компьютером, либо спит перед включенным телевизором в гостиной. Если попытаться при этом взять пульт и сделать звук потише, то может внезапно проснуться, испугаться и заорать тонким голосом (испытано автором этих строк).

Крис работает в благотворительной организации, которая помогает лечить душевнобольных.

– Моя девушка была сумасшедшая. Бывшая девушка. Потому теперь я помогаю таким. Вот, смотри, это ее рисунки, — он показывает на стену кухни за спиной, где под висящей простынью видны какие-то каляки, которые я поначалу принял за детские. Они сразу приобретают зловещий и печальный смысл.

img_20160308_212513

На холодильнике в кухне висит множество магнитиков с разными словами, которые сложены в предложения вроде «И она сошла с ума» или «У нас были поистине безумные отношения». Фразы немного разные каждый день, но смысл остается неизменным.

img_20160308_212105

Мы выезжаем из квартиры в полдень, грохоча чемоданами, и хотим попрощаться с хозяином. Но он спит в гостиной перед включенным телевизором, и совсем не реагирует на нас.

Я написал ему отзыв на AirBNB. «Крис, спасибо, все было круто, но купи все же чайник!»

Вид с набережной реки Гудзон, совсем рядом от дома Кристофера

Вид с набережной реки Гудзон, совсем рядом от дома Кристофера


Все посты про США

Нет, это точно.

Водители автобусов в США — точно какая-то особая категория людей. Они относятся к своей работе с повышенной ответственностью, где-то даже невротичной тревожностью. При этом они добры и предупредительны. Они могут закрыть глаза на то, что пассажир имеет трудности с оплатой. Например, мы раза три ездили бесплатно, потому что деньгопринимающий автомат в автобусе не мог выдать сдачи с десятки.

И все они невероятно артистичны. Вот, например, история.

Мы едем из Нью-Йорка в Вашингтон. Примерно через полтора часа после старта автобус вдруг тормозит в какой-то глуши, хотя по плану остановок не предусмотрено. Вокруг несколько одноэтажных домов, лес и «Бургер Кинг» неподалеку. Честно говоря, кажется, что это то, чего все очень ждали — в автобусе невероятно жарко, а запах туалета сводит с ума.

«Мы делаем вынужденную остановку. Надо позвонить механику. Пусть починит эту чертову жару. — объясняет негритянка-водитель отрывисто. — Можете выйти, но мы можем внезапно уехать. Так что если вы не успеете — вы останетесь тут. Лучше не разбредайтесь далеко. Через дорогу тоже не переходите».

Народ вываливает наружу, раздаются возгласы облегчения — после автобусно-туалетного пекла свежий воздух всем, видно, нравится. Некоторые сразу идут в «Бургер Кинг».

«Мне надо позвонить механику. Отойди, дай мне делать свою работу!» — прикрикивает водитель на какого-то настырного негра в белой кепочке, который убеждает ее, что он торопится, и надо ехать дальше, а не ждать механика. «Ну он хотя бы тут где-то, поблизости?» — «Я же сказала, мне надо позвонить, отойди!»

И она уходит к «Бургер Кингу», куда-то минуту звонит, потом возвращается к автобусу и открывает крышку на панели сзади. Видимо, механик все же где-то далеко. Настырный негр в белой кепочке крутится рядом, пытается, видимо, чем-то помочь.

«Я сделала все, что смогла! Спасибо за помощь! — не то торжественно, не то раздраженно восклицает негритянка, закрывая крышку панели. — Возвращайтесь внутрь, едем!» Все покорно загружаются обратно.

Едва отъехав, опять останавливаемся. «Все в сборе, никого не забыли? — она идет между рядами и пересчитывает сидящих. — Я не хочу потерять свою работу из-за чертова «Бургер Кинга»!

«Ну ладно, вроде, все. Давайте люки откроем!»

img_3439

Высокий парень с символикой университетского братства на водолазке открывает оба люка в крыше автобуса. Слышатся одобряющие возгласы.

Негритянка в форме обводит взглядом сидящих, одобрительно хмыкает и снова садится за руль.

Всё это было как маленький спектакль для уважаемых зрителей.

В другой раз мы ждали автобуса в пригороде Бостона и немного стушевались, решая, какая из двух табличек со знаком остановки настоящая. В итоге, когда автобус подъехал, находились как раз посередине между двумя.

Бежим к автобусу, заваливаемся внутрь. Водитель — приземистый негр — показывает мне, как выглядит остановка, и громко объясняет, что в следующий раз он не остановится, чтобы подобрать нас, если мы не будем стоять прямо под табличкой.

12797824_202902860073817_1203566000_n

Голос у водителя как у Луи Армстронга, если бы тот вдруг стал водителем автобуса.

— Вы должны зайти на сайт MBTA, сэр, и прочитать правила пользования автобусами. Я не хочу потерять работу из-за того, что подбираю пассажиров посреди дороги!

Уже второй раз мы слышим, как легко потерять тут работу водителя автобуса.

— Даже если я вижу вас, сэр, мне нельзя останавливаться не на остановке! Сейчас я покажу вам, как выглядит остановка, когда мы будем проезжать мимо! Чтобы в следующий раз, сэр, вы стояли возле нее, если хотите сесть в автобус!

С 50 долларов сдачи у него нет, но какой-то старичок в салоне охотно соглашаются помочь и разменивает крупную купюру. Тут вообще как-то все охотно соглашаются помочь, подсказать, объяснить, даже подать фотоаппарат, стоящий на зарядке.

— Сэр, поймите, даже если вы позвоните в автобусную компанию и пожалуетесь на меня, что я не подобрал вас, они не смогут вам помочь! Все потому, что вы стояли не у таблички!

Я говорю ему спасибо, и что мы все поняли, и еще раз спасибо, что остановился.

— Пожалуйста, сэр!

dsc00898

Или вот еще история.

Автобус Вашингтон — Нью-Йорк. Престарелый и полный темнокожий водитель выходит в центр салона и начинает громко объяснять правила поездки: по салону не ходить, остановиться не просить, туалет есть в задней части автобуса. Отдельно заостряет внимание на то, что нужно выключить звук у всех электронных устройств, потому что пиликанья отвлекают водителя от дороги, а это очень, крайне опасно. Нет-нет-нет, это действительно опасно!

— Для тех, кто плохо понимает слова, или плохо знает английский, или всё вместе, я сейчас объясню по-другому.

С этими словами он набирает полные легкие воздуха и:

— Рррр-р-р-р-р-р-и-ииии-и-иииии-ииии-ннннн! Ррр-р-р-р-и-ииии-ии-нннн-нн-н!

Затем делает паузу, выставляет перед собой руку:

— НОУ!

Обводит глазами сидящих — убедиться, видимо, что все всё поняли. Все молчат. Все всё поняли. Водитель затем удовлетворенно хмыкает и садится на своё место.

dsc00618

Cтремление американцев все растолковать, разжевать и несколько раз убедиться, что собеседник все понял, у них в крови. Кажется, самый занятый американец, обратись к нему путник, бросит все дела, чтобы ответить на вопросы и помочь.

Так было во времена путешествия Ильфа и Петрова, так, кажется, остается и по сей день.

Ну, по крайней мере, в среде водителей американских автобусов.

img_3856

В американских автобусах есть туалет, розетки и вай-фай. Так что многие едут без остановок – что позволяет сэкономить время деньги и им, и пассажирам.

В американских автобусах есть туалет, розетки и вай-фай. Так что многие едут без остановок – что позволяет сэкономить время деньги и им, и пассажирам.


Все посты про США

(фанфик по рассказу Дарьи Советской)

Это вторая глава моего рассказа, написанного от имени Сани Ульянова. Первую надо переделывать, т. к. писала я ее очень давно, пару недель назад, да и очень отличается она по стилю от 2-ой и последующих.. Краткое содержание, чтобы проникнуться идеей. Дело происходит примерно в 2013 году. Саня (8 лет) из богатой семьи, много путешествует по миру. Он весьма прямолинеен, своенравен. Ищет свой путь в жизни, интересуется политикой. Склоняется к коммунистическим идеям, но в основном — по падежам. Вместе с родителями едет в Латвию, где встречается с латышкой Ингеборгой Дзинтарс. Они вместе приходят к тому, что шпроты вкуснее все же, когда свежие. Ну и, что будущее их стран в дружбе или даже в Союзе. После встречи оба всерьез задумываются о будущем. Далее Саня едет в США, куда увозят его безыдейные, погрязшие в мещанстве родители. Читать дальше →

Собирался выложить смешные картинки про американцев, но вспомнил, что у них творится в Новом Орлеане и решил, что можно их немного пожалеть.
Читаем тут и убеждаемся, насколько им плохо и какой же США колосс на глиняных ногах…
Мне их жалко.