Николай Иванович проснулся утром в понедельник и сразу, с ходу решил начать новую жизнь.

Окончательные и бесповоротные решения начать новую жизнь Николай Иванович принимал уже не раз. Однако, каждый раз его очередная новая жизнь была поразительно похожа на старую – в основном тем, что почти каждый вечер Николай Иванович все так же в одиночестве напивался у себя на кухне, а потом засыпал прямо на кухонном столе. Сегодня он проснулся тоже на кухне. Его охватили грустные мысли, что новую жизнь ему, похоже, начать не удастся. Николай Иванович уже было отчаялся, но тут же вспомнил завет отца, который частенько повторял «Сынок! Я умру, но ты главное запомни: окуня лучше ловить не на червя, а на перловку!». Это было, кажется, совсем недавно – Николаю Ивановичу недавно стукнуло 30 лет. Маленький Коля тогда еще не понимал, что это значит. Но когда подрос, в полной мере осознал всю глубину этой сакральной фразы, и иногда тихонько плакал в подушку, преклоняясь перед мудростью отца. Фраза эта вдруг влила в Николая Ивановича необъяснимую решимость.

Он вскочил со стула и понял, что само бытие подсказывает ему начать новую жизнь! Но как это сделать? Через пять минут обновленный мозг Николая Ивановича, перелопатив кучу вариантов, выдал простой и ясный ответ – надо вести себя совершенно по-новому. Отбросить все стереотипы и делать все по-другому. Освободиться от оков привычек и воспарить в сияющую новизну! Вот оно – решение!

Начать Николай Иванович решил просто – он встал, прошел на кухню, залез в мусорное ведро и затем с помощью скотча приклеил на календарь вчерашний листок. Правильно! Зачем начинать утро с того, что отрывать листок календаря? Лучше поступить нестандартно – вернуть на место вчерашний!

Следующим делом Николай Иванович плотнее задернул шторы и сунул в холодильник чайник. Чайник повел себя по-новому – закипел. Николай Иванович обрадовался и соорудил простенький ужин. Он отрезал и намазал на хлеб добрый кусок подсолнечного масла и положил сверху аппетитный листик салата «Оливье». Затем, насыпав в кастрюлю манной крупы, Николай Иванович сварил отличную перловую кашу. Немного подумав, он решил оставить ее на завтрак и поэтому тут же съел. Новая жизнь начиналась очень успешно.

На кухню зашла кошка – она с мольбой заглянула в глаза Николаю Ивановичу. «Сейчас, сейчас, моя Рыжая Бестия» — улыбнулся Николай Иванович и ловким движением выбросил всю еду из кошкиной миски в окно. Кошка довольно заурчала и сытая, довольная, улеглась спать прямо там же – в пустой миске.

Наевшись, как окунь, перловой каши из манной крупы и напившись горячего чая из холодильника, Николай Иванович решил посмотреть новости. Однако через 10 минут Николай Иванович выключил радио, потому что «Дом-2» закончился и теперь шла какая-то пурга — «Вести» по второй.

В Интернете тоже ничего интересного не было – одни сайты. Николай Иванович аккуратно разместил на всех хакерских форумах свой номер кредитки и пароли от банковской ячейки, часа два початился в местном чате с «Sexybaby_1993» (которая упорно заявляла, что ей двадцать семь лет и она слушает только гламурную музыку), облазил весь сайт «Дома-2» в поисках фотографий участников шоу «Голод» и оставил на www.fbi.gov тревожное сообщение о том, что их президент – на самом деле переодетый мужчина. Зайдя на свою почту, Николай Иванович просто взбесился – из 10 новых писем только одно было спамом. Сохранив его в архив и удалив остальные письма, Николай Иванович, закачал в Интернет три новых вируса и, понаблюдав пять минут за его мучительной гибелью, отключился. Очнувшись через некоторое время, Николай Иванович отключился и из Интернета.

Досмотрев по радио новости, в которых рассказывалось про некоего А., Николай Иванович с ужасом понял, что, пытаясь начать новую жизнь, он опоздал на работу! Лох! Срочно поторопиться!! Николай Иванович лихорадочно оделся, схватил портфель и завалился с Трудовым кодексом на диван. Книжка была интересной. Особенно впечатлили стихи и картинки.

События развивались стремительно — следующие три часа Николай Иванович тупо провалялся на диване, плюя в потолок. Внезапно в дверь позвонили. Николай Иванович осторожно посмотрел в глазок, но не разглядел того, кто стоял на площадке, потому что плохо слышал. То есть раньше, когда Николай Иванович был старым, он слышал хорошо, но теперь, когда молодость взяла свое, уши были уже не те.

Надо сказать, Николай Иванович вообще очень боялся воров и грабителей, которые средь бела вламывались в квартиры ни в чем не повинных граждан, грабили и убивали, поэтому сразу открыл дверь. На пороге стояла соседка сверху: она сообщила, что Николай Иванович затопил ее и пообещала больше так не делать. Николай Иванович дал ей денег на новые обои и пообещал в свою очередь скоро переехать. Ее катком. В отместку соседка пригласила его на завтрак, сегодня вечером в девять. Николай Иванович конечно же пообещал, что не придет. На том и распрощались.

Проверив запасы еды в холодильнике, Николай Иванович с удовлетворением отметил, что продуктов еще хватит, пожалуй, на недельку-другую. Хотя, если их съедать, то и до завтра не хватит! Поэтому он тут же написал список и отправился по магазинам.

Первым номером в списке стояло молоко и Николай Иванович, решив, что уж если делать сегодня все по-новому, так делать до конца, пошел в молочный магазин.

Перед молочным магазином, как всегда, тусовалась небольшая кучка завсегдатаев этой дыры. Эти в прошлом уважаемые люди, которые некогда вращались в высших кругах светского общества (в пивнушке неподалеку), теперь просто не могли прожить и дня без молока. Жители окрестных домов с отвращением слушали, как это быдло, нахлеставшись своего адского пойла, с напряженным и гнетущим молчанием разбредались в 6 вечера по домам. Иногда приезжала милиция и забирала всех в молочную кухню на ночь. В профилактических целях, так сказать.

Сейчас быдло стояло возле магазина, потягивало пойло и с интересом обсуждало совершенно новую шутку Петросяна. Николай Иванович услышал только конец шутки «…потом приходит и спрашивает: а рамы красить? Ха-ха-ха».

Николай Иванович зачем-то быстро купил растворитель и вышел из молочного магазина. «Николай Иванович, добрый день! Как поживаете, уважаемый Николай Иванович! Как ваше драгоценное здоровье?!» — неслось ему вслед. Николай Иванович брезгливо поморщился – их явно никто не учил вежливому общению.

На обратном пути в подворотне Николай Иванович увидел угрюмых бритоголовых «бычков». Отобрав у них все деньги и «закурить», он быстро направился домой, чтобы успеть к завтраку, который намечался у соседки в девять вечера.

Придя домой, Николай Иванович первым делом погулял с собакой, хотя собаки у него не было. Тщательно вымыв перед едой посуду, Николай Иванович с аппетитом навернул две гайки на длинный болт, торчавший из под мойки и стал готовиться ко встрече с соседкой.

Он отрастил усы, бороду и ногти, повалялся в пыли и придал своему лицу совершенно новое выражение. Надо сказать, соседка его совершенно не привлекала, поэтому он заторопился еще сильнее. В дверь соседки он звонить не стал, а сразу по-мирному вскрыл ее автогеном. Соседка ждала его с распростертыми на полу ковриками. Николай Иванович пошел в ванную и помыл руки, которые плавали там же в раковине. «Значит, мужа дома нет!» — смекнул Николай Иванович и, не обращая внимания на топор, лежащий на кухонном столе рядом с чьей-то ногой, поставил туда бутылку водки. Соседка тут же поняла, куда клонит Николай Иванович и быстро оделась. Вдвоем с соседкой Николай Иванович раздавили на троих бутылочку качественной московской водки, на что трое страшно обиделись.

События принимали неожиданный оборот – за окном было темно, потому что была ночь. Это очень встревожило Николая Ивановича: следуя парадоксальной логике сегодняшнего дня, за окном должно было быть светло. Почему? Потому что в Новой жизни Николая Ивановича теперь было все иначе. Раздосадованный Николай Иванович даже задернул шторы, но светлее на улице не стало.

Николай Иванович плюнул и стал собираться домой — ехать было далеко, а трамваи уже не ходили. Соседка и трое, на которых раздавили бутылку водки, ужасно расстроились, но понимающе кивали, когда Николай Иванович объяснял им, что живет теперь Новой жизнью и что до соседней квартиры он непременно должен ехать на трамвае. Соседка зачем—то даже потрогала лоб Николая Ивановича, но ничего не сказала.

Следующий удар поджидал Николая Ивановича за порогом: оказалось, что ехать на трамвае не придется, что его квартира вот она, рядом – только руку протяни. Определенно, Новая Жизнь начинала давать сбои, медленно, но верно превращаясь в старую.

Дома Николая Ивановича встретила голодная кошка. Он, как и утром, ловким движением выбросил содержимое ее миски в окно, но кошка только недоуменно на него посмотрела и мяукнула. Вздохнув, Николай Иванович открыл банку кошачьих консервов и вывалил их кошке в миску. Рыжая Бестия с яростью набросилась на еду, а Николай Иванович, уже почти в отчаянии, вдруг увидел, что листок календаря, который он прикрепил утром обратно, почему-то оторвался и теперь свисал на тоненькой полосочке скотча. Николай Иванович наконец-то понял, в чем было дело. Листочек каким-то непостижимым образом влиял на события всего дня – ведь с него все и началось, намереваясь прикрепить его получше, Николай Иванович радостно рванул листок вниз и… внезапно мир вокруг резко свернулся в точку, оставив только черный фон. Николай Иванович закрыл глаза, стремясь сбросить наваждение…

…А когда открыл, обнаружил, что сидит у себя на кухне, уронив голову прямо на стол, рядом лежит допитая бутылка водки, а сквозь кухонные занавески пробиваются лучи полуденного солнца. Повертев головой, Николай Иванович почувствовал, как сжалось его сердце – Новая жизнь была сном. Нелепым и парадоксальным, очень приятным, но все—таки сном. Совсем грустно Николаю Ивановичу стало, когда он вспомнил, что вчера опять, в который раз за этот месяц, бездарно напился на кухне в полном одиночестве, и похоже, снова опоздал на работу. К тому же его кошка, Рыжая Бестия, опять удрала через окно, поняв, что сегодня утром еды от хозяина, похоже, не дождаться.

Тяжело вздохнув, Николай Иванович отправился в ванную, где принялся чистить зубы. Вспоминая сон, зубы он чистил в итоге минут 20. Решив, что к такой образцовой чистке зубов неплохо бы приложить и помывку, Николай Иванович тщательно вымылся, стряхивая с себя остатки похмельного сна и вдобавок побрился. В шкафчике стоял еще даже не распечатанный лосьон после бритья, который он зачем—то купил перед Новым годом, но так и не воспользовался ни разу. Намазавшись лосьоном, Николай Иванович понял, что в животе у него пусто и поспешил на кухню. Спустя пять минут на сковороде шкворчала аппетитная яичница, а в турке дымился вкусный кофе. Николай Иванович сам себе удивлялся – он не помнил, когда он так тщательно чистил зубы, мылся и готовил себе завтрак. Все происходило как будто само собой – Николай Иванович все еще прокручивал в голове свой парадоксальный и странный сон.

Николай Иванович уже приготовился начать трапезу, как в дверь позвонили. На пороге, смущаясь, стояла миловидная девушка лет 25—ти и держала в руках его кошку – Рыжую Бестию.

— Доброе утро. Это ваша кошка? – спросила девушка и улыбнувшись, склонила голову набок.

— Э-э-э… да, моя… – пролепетал Николай Иванович и смущенно улыбнулся.

— Ну.. тогда возьмите, — девушка смутилась еще больше, но кошку ему не отдала.

— А… а как вы узнали, что это кошка живет здесь? – спросил Николай Иванович спустя секунд пять: в голове у него резко куда-то подевались все мысли.

— А я это… бабушки у подъезда сказали, что это ваша, вот я и думаю – какая красивая кошка, надо ее домой отнести. Она сидела и смотрела на ваше окно, — женщина вдруг повела носом, — Ой как у вас вкусно пахнет!

— Это яичница. И кофе, — быстро ответил Николай Иванович. Он не знал, как в его голове могла появиться следующая дерзкая фраза, но выпалил, — Давайте я вас кофе напою, вы наверное устали с дороги-то?

— А как вы узнали, что я с дороги? — рассмеялась девушка.

— Я не знал, просто как-то само вылетело. – Николай Иванович вдруг почуствовал, что краснеет.

— Точно, я только что сюда приехала на поезде, к сестре жить. Она у меня живет тремя этажами выше! – девушка протянула ему Рыжую Бестию, но сама осталась за порогом.

— Да вы заходите, раз мы теперь с вами соседи, давайте знакомиться! Хотя нет, первым делом я предлагаю вам позавтракать! – Николай Иванович распахнул дверь пошире и девушка зашла в квартиру. – Проходите, вон там можно помыть руки!

Девушка зашла в ванную, а Николай Иванович взглянул на себя в зеркало, висевшее в прихожей и обнаружил, что он до сих пор неплохо выглядит, особенно теперь, помытый и выбритый. Он прошел на кухню, быстренько постелил под тарелки чистые белые салфетки и накрыл еще на одного человека.

Внезапно его взгляд остановился на отрывном календаре. На нем еще был вчерашний день. Николай Иванович поднес руку, чуть помедлил, и оторвал листок.

Начиналась Новая жизнь.

 

  • bocharoff

    Все очень хорошо. Жаль только, концовка слишком оптимистичная, так хотелось, чтобы кто-нибудь умер :-)

  • kukalyakin

    Спасибо)))

    Если интересно — вот еще удачные, на мой взгляд: http://kukalyakin.livejournal.com/25172.html, http://kukalyakin.livejournal.com/29280.html и http://kukalyakin.livejournal.com/47465.html. Ну и весь тэг «неизДАНное»))

    А концовка и впрямь попсовая, аж самому тошно сейчас.

  • diabolica777

    Очень понравилось. Хоть и не люблю позитивные концовки, эта как-то по душе пришлась…

  • bocharoff

    Не стоит ничего менять! Оригинальная версия всегда правильная.

  • kukalyakin

    На самом деле, оригинальная заканчивалась на фразе «…А когда открыл, обнаружил, что сидит у себя на кухне, уронив голову прямо на стол, рядом лежит допитая бутылка водки, а сквозь кухонные занавески пробиваются лучи полуденного солнца.»… потом я решил добавить удел лузера — счастливый случай :)))

  • kukalyakin

    Спасибо)

  • gwenywere

    практически сценарий для фильма в стиле арт-хаус :))

  • elf_from_lorien

    Данила, а ты случаем пьесы не пишешь?

  • kukalyakin

    Нет, ни разу не пробовал :)