Еще в январе 2012 года ребята из компании «Стрит-арт» позвали меня в жюри «Честного фестиваля рекламы» (попросту, «ЧиФиРя»), что проходил с 26 по 29 апреля в городе Екатеринбурге. Я с удовольствием принял столь крутое предложение и отправился туда!

Впрочем, путешествие началось с Новосибирска, так как прямых авиарейсов из Барнаула в Екатеринбург нет. Я приехал в Новосибирск, перекантовался там одну ночь в гостинице, вы не поверите, «Новосибирск» и далее самолетом двинулся в Екатеринбург.

 

День 1

Вид из гостиницы «Новосибирск», довольно прохладное сибирское утро.

Позавтракав, я вызвал такси и отправился в аэропорт «Толмачёво». По пути встретился грузовик с противогазом на бензобаке. Казалось бы, совпадение! Да нет, похоже, никакого совпадения.

Я ни разу до этого не был в Толмачёво, но читал о нем отзывы в Твиттере, в основном, не очень-то приятные. Что интернета нет, что постоянно какие-то неудобства. Теперь вот мне предстояло проверить это самому.

Неприятность ждала сразу на входе: у меня забрали газовый баллончик со слезоточивым газом. Его я ношу с собой всегда ещё со школы, с того самого дня, как мне пришлось отбивать своего школьного друга у наркоманов, которые зачем-то пытались затащить его в подъезд. Баллончик с тех пор выручал меня  неоднократно: несколько раз отбивался от гопников и пару раз от собак.

И вот на входе в Толмачёво его забрали. Строгая тётя  с бровями, как у Брежнева, сказала, что нужно оформить изъятие, ибо нельзя. Я попытался возразить, мол, его не забирали ни в Домодедово, ни даже в аэропорту Бангкока. Но толмачёвская тётя была непреклонна. Единственное, я понял, что баллончик можно будет получить назад, когда я прилечу сюда обратно через три дня. На том и порешили. Строгая тётя поиграла своими брежневскими бровями и дала мне расписку об изъятии.

На этом неприятности Толмачёва, вроде бы, закончились. С виду — приятные современный аэропорт средних размеров. Чистенько, есть даже травелатор (движущаяся дорожка в длинном-предлинном коридоре, чтобы пешком не идти). Номинально есть бесплатный вай-фай, но скорость, как и пишут в твиторе, равна нулю.

Долго не обновлялось табло с расписанием посадок. Судя по билету, посадка уже закончилась, но на табло она даже еще и не начиналась. Самолет опоздал на полчаса. Со мной в Екатеринбург летело на удивление немного народу, человек 30-40.

Наконец, всех пригласили на посадку, автобус доставил всех от ворот №3 до самолёта. Самолёт выглядел вот так:

Я был не единственный, кто удивился его виду — народ начал недоуменно переговариваться. А где турбины? А разве современные самолёты летают на винтах? А почему такой маленький?

Я спросил у контролёра у трапа, как называется самолёт, на что та пожала плечами и отослала меня со своим вопросом к экипажу внутри. Хотя название судна, как я обнаружил секундой позже, было написано прямо на борту — ATR 42-500.

Судя по статье в Википедии, это вполне современное воздушное судно для полетов небольшой дальности. Хотя отсутствие турбин поначалу здорово смутило.

Разогнались, взлетели.

Не особо красивая стюардесса провела инструктаж, смешно размахивая руками. За окном началась красота.

Как пробурчал капитан, мы летели на небольшой высоте, всего-то метров 7000. Большие лайнеры летают на 10-километровой высоте.

Приземлились. Никто не хлопал почему-то. Не понимаю, от чего это зависит. От количества встретившихся по пути зон турбулентности, когда самолёт мотает из стороны в сторону, и даже самые ярые атеисты начинают молиться? Может быть.

Аэропорт Екатеринбурга носит название Кольцово. Он больше Толмачёво раза в три, по ощущениям.

В зоне прилёта меня встретила умопомрачительно красивая девушка Юлия. Она сообщила, что сначала мы заедем в гостиницу, где мне нужно будет зарегистрироваться, и затем сразу мы поедем на обед. Юля оказалась еще и хорошим гидом — рассказывала про всё, что было видно из окна такси.

А из окна было видно много чего. Например, вот этот небоскрёб под названием «Высоцкий».

50-этажную башню видно практически из любого места центра Екатеринбурга, так что по ней легко ориентироваться.

Я заселился в «Премьер-отель». Он находися почти в самом центре, чуть во дворах. Уютный такой.

Потом мы поехали на обед в бар Times. Там уже сидел практически весь состав жюри «ЧиФиРя»: Ксения Лукичёва с ADME.RU, Ильшат Байбурин и Лена Осадова из студии Paradox Box, Протей Темен из студии собственного имени, ребята Никита и Иван из Transformer Studio и, конечно, Стритартовцы из агентства StreetArt — собственно, организаторы фестиваля. Было жутко круто и волнительно со всеми познакомиться вживую!

Пообедав, все двинулись на фестиваль, где уже шли семинары. Сегодня был первый из двух дней.

«ЧиФиРь» по-партизански расположился на 16 этаже еще не сданного в эксплуатацию бизнес-центра.

Уж не знаю, как удалось организаторам уломать владельцев здания, но факт был фактом — в здании не было больше никого. Посреди огромного атриума бегали девчонки-организаторы, которые встречали гостей и провожали их до лифта, где постоянно дежурили другие девчонки. Видимо, в целях безопасности — а ну как лифт застрянет, чтобы хоть не страшно было там сидеть в одиночестве.

 

Я поднялся наверх. Уже шла лекция Кирилла Чистякова, креативного директора агентства Saatchi&Saatchi Ukraine. Кирилл рассказывал про то, как быть креативным. Народу в зале было прилично, человек 60.

Вид с 16 этажа открывался чудесный.

Над городом висели тяжелые тучи, кое-где накрапывал дождик. Вообще, Ёбург запомнился мне очень величественным и интересным небом.

Кстати, все снимки в этом посте сделаны на рюкзак… ээ, камеру айфона. Некоторые пропущены через любимый мною Instagram.

После окончания всех сегодняшних семинаров жюри отправилось, собственно, исполнять свою главную миссию — жюрить.

Пошли пешком, дабы увидеть всю красоту Екатеринбургского стрит-арта.

А посмотреть было на что.

Екатеринбург, ни много ни мало, столица российского стрит-арта. Во всяком случае, именно это (но не только) хочет положить в основу брендинга города мэрия Екатеринбурга. А помогает ей в этом агентство StreeArt и просто городские уличные художники.

Если даже работы зарубежных граффитистов. Вот, например, работа французского художника по имени Коука Нтади. Он, судя по всему, африканец по происхождению.

На этом полотне он изобразил картину «Ленин и крестьяне», только вместо Ленина нарисовал себя.

Можно зайти на его сайт — kouka.me

По-настоящему интересных вещей очень много.

Ксюша Лукичёва собирает материал для ADME.

И собирает…

И собирает…

И собирает…


Встретился какой-то совсем свежий проект, даже местные ребята затруднились сказать, в чем тут дело.

Изрисовано всё. Часами можно бродить разглядывать.

Прошлись по самому центру.

Драматичное небо не отпускало Ёбург в эти дни.

 

Памятник основателям города. Говорят, на разные праздники на их головы надевают разные веселые головные уборы.

Набережная Исети.

То самое место, где «Восход» запускал своих резиновых уточек.

Они, собственно, тут и нарисованы. Но это уже работа StreeArt’a.

Встречаются вот такие вывески-инсталляции.

В целом обстановка и атмосфера в центре очень радостная. Просторно и чисто.

Тёрка, недавно установленная ребятами из StreetArt. Эмбиент-реклама местного новостного ресурса.

Групповая фоточка на фоне тёрки! Почти всем составом жюри.

(фото © Елена Осадова)

Вскоре мы пришли в прекрасное место — здание какого-то муниципального учреждения. Оказывается, во дворе даже у такого учреждения все может быть очень весело и круто.

 

 

 

 

Ни Европа, ни Азия.

 

 

Тополь Потап.

Инопланетянин и скворечник из зеркал.

Ну вот, и началось. Жюрение.

(фото © Елена Осадова)

Проходит это так. Вся толпа жюри садится за круглый стол и начинается просмотр работ их шорт-листов в каждой номинации (шорт выбирались ранее путем онлайн-голосования). Председатель насчёт каждой работы спрашивает «Кто за бронзу?». Если подняли руки больше половины членов жюри, работа получает бронзу. У председателя жюри вес голоса = 1,5. Если рук было поднято достаточно много, он задает вопрос про серебро и аналогично про золото.

При этом в ходе кто-то может вспомнить работу, которая ему понравилась, но в шорт не попала, и тогда все возвращаются к ней и коллективно обсуждают возможность поднятия работы в шорт-лист. Это, опять же, решается голосованием.

Некоторые работы не получилось вывести на большой экран, и тогда все собирались у ноутбука и смотрели работу там.

Жюрение продолжалось около 4 часов, это оказалось довольно тяжким испытанием. В конце частота перекуров возросла, все устали. Председатель жюри Андрей Губайдуллин оказался очень опытным жюрильщиком и направлял работу очень чётко и быстро, надо отдать ему должное. А то бы провозились куда дольше.

Около полуночи все работы были отжюрены, и жюри с лёгким сердцем зашагало на вечеринку — в бар «Горностай».

В «Горностае» было клево и весело, но ужасно темно и тесно. Да, так бывает.

(фото © Елена Осадова)

Благо, ближе к концу вечеринки я обнаружил, что там есть комнатка, где можно посидеть спокойно.Это собственно я, о чем-то беседуем с Ильшатом Байбуриным.

(фото © Елена Осадова)

Туалетный креатив.

Что такое «табун-злоебун»?

Около 4 ночи мы пошли в наш отель, где часть народа тусила, кажется, до 7 утра! Я же пошёл спать — 18-часовой период бордствования давал о себе знать.

 

День 2

Второй и последний день фестиваля был под завязку наполнен семинарами! Например, ребята из Transformer studio очень интересно рассказали про то, как они, оставаясь командой из 2 человек, умудряются делать столь крутые проекты и работать с большими компаниями.

Этажом выше, на 17-ом, проходила выставка плакатов и календарей.

Календари — это Paradox Box.

А плакаты — Ostengruppe.

 

 

 

Тут же было расположено полевое мини-кафе, где всем желающим наливали вкусный кофе и давали печеньки.

Я внес свой вклад в рисованный стенд спонсора.

В шесть вечера началась церемония награждения. Вот слово держит директор StreetArt Евгений Фатеев. Человек, который, собственно, ответственен в целом за все мероприятие.

Пара слов от председателя жюри.

По окончании церемонии ТВ снимает Дашу Овечкину — она взяла Гран-при фестиваля за клёвые политический проект, сделанный ею в родном ВУЗе.

После церемонии награждения все отправились в бар «Быковский».

 

 

 

Влад Деревянных придумал увлекательную игру — «Угадай, где чей айфон».

Айфоны одного цвета перемешиваются с выключенными экранами и дальше их владельцы должны угадать, где чей. Не угадал — покупаешь Владу пиво ;) Сначала игра проводилась с владельцами беленьких, коих набралось аж три человека, а потом уже — с владельцами черненьких. Их было побольше.

Дальше было интересно. Ближе к трем ночи, когда народ уже начал расползаться по отелям, аэропортам и вокзалам (в два последних пункта — чтобы улететь/уехать домой, а не то, что вы подумали), Влад опять же, слегка расстроенный, что за всю айфонную игру только один участник не распознал свой девайс, предложил всем желающим ехать на кладбище.

Ну и поехали! На улице шел весьма неслабый дождик, посему взяли такси. Поехали всего четверо: я, Влад, Даша (та самая обладательница Гранпри) и ее парень Антон (тоже, кстати, отхвативший немало призов).

Сначала приехали на памятник Ельцину.

Памятник открыли совсем недавно.

Местные жители называет его Россомахой.

А все вот из-за этих недоструганных рук.

Постояв под дождиком, мы на том же такси отправились на кладбище.

Кладбище находится почти в центре города и представляет собой, вы не поверите, кладбище. Туда, конечно, уже никого не хоронят, так что оно работает скорее как мемориал.

Рядом с входом находится могила Павла Бажова, который писал знаменитые сказки про Урал. Памятник изображает писателя, сидящего не то на камне, не то на стуле.

Вокруг кладбища  — жилые районы, фонари. А вот внутри — высокие сучковатые деревья, могилы, темнота и непрекращающийся дождь.

Подпитанные атмосферой (и пивом) мы не придумали ничего лучше, как стоять под огромной елью и травить страшные истории.

Это выглядело как в кино. Так начинается куча плохих ужастиков. Я все время оглядывался — не полезут ли из могил мертвяки? Дождь барабанил по кустам и все время казалось, что где-то что-то зашевелилось, зашуршало.

Влад рассказал какую-то историю про бабку, которая мыла собственную отрубленную ногу в бане.  А потом еще что-то про некую Сашу Горбатую. Я не помню подробностей, но это было реально  страшно ;)

В общем, на кладбище было весело.

Расходились уже под утро, часов в пять. Дождь продолжал яростно заливаться за шиворот, даже ель уже не спасала. Я на такси доехал до отеля и завалился спать…

 

День 3

Встав в районе 11-ти, я собрал вещи и выписался из отеля. Через 4 часа мне нужно было быть в аэропорту, но перед этим у меня была встреча с друзьями — Сашей и Леной. С ними я лет 8 назад познакомился благодаря своему сайту «Как рисовать мангу»

Саша заехал за мной прямо в отель и мы совершили краткую автомобильную экскурсию по дальним уголкам Екатеринбурга.

Например, в район Уралмаш.

Здесь раньше жили люди, работавшие на самом большом заводе в СССР.

Жили тесно и грустно. Район был всегда криминальным.

Сейчас тут вполне неплохо. Реставрируют старые кинотеатры.

 

 

Остались и очень старые, еще довоенные здания.

Ёбургское небо не успокаивалось и сегодня.

 

Потом мы прокатились по каким-то промышленным районам.

 

Размеры Екатеринбурга, конечно, впечатляют. Это еще не Москва, но тем не менее.

 

 

 

 

 

 

В парке, видимо, прошел субботник.

 

 

 

Кто-то отобедал прямо под окном.

 

 

 

После автоэкскурсии мы поехали встретились со всей семьей — с Леной и дочкой Лерой, покушали суши, выпили кофе. Потом ребята отвезли меня в аэропорт Кольцово.

 

Чекин, контроль, посадка. Самолетик тот же.

Строгий дядечка наорал на девушек, которые имели неосторожность сфотографировать самолет.

Ну, взлетели. Как всегда, взлет и посадка — самое страшное. Страшнее даже отрубленной ноги, которую мыла в тазике Саша Горбатая.

Угадайте, почему крутящийся винт выглядит так странно?

Спустя два часа самолет приземлился в аэропорту Толмачёво. Ура!

В завершении поста хочется сказать огромное спасибо всем, кто сопровождал, встречал, провожал, составлял компанию и просто был со мной в этой поездке. Это было круто!