Сначала я ходил в другой садик, но потом его закрыли. Мама сказала, что там сделали детский дом.

Елочка.

В том, первом садике, у нас была очень добрая воспитательница, Раиса Васильевна. Она неважно выглядела, была худой и часто болела, но была очень доброй. Ее все любили, и она всех тоже любила. Своих детей у нее не было. Она все свободное время что-то рисовала акварельными красками, не помню, что именно.
Однажды у нас были занятия по рисованию, Раиса Васильевна сказала взять зеленую краску и нарисовать елочку. Я как всегда прослушал и почему-то макнул в белую. А Раиса Васильевна такая подходит и говорит, что это у тебя елочка белая, а не зеленая. А я испугался, хотя даже она была и очень добрая. Я вообще очень часто всего боялся. И я с перепугу говорю, что это елочка… она вся в снегу. Она меня по голове погладила и сказала, что я молодец.

Олеся

У нас в группе была девочка Солянкина Олеся. Она была «изгоем». Ее все дразнили, смеялись над ней. Мне было ее жалко, потому что я думал, что вот она такая несуразная, а может быть — в душе она хороший человек? Этим взятым откуда-то из кино штампом я очень часто травил себе душу.
Изгоем Олеся была потому, что постоянно какала себе в штаны. Обычным делом было зайти в туалет и увидеть, как она стирается над умывальником. Она смотрела на тебя и улыбалась своей щербатой и глупой улыбкой. А я думал, что зато она наверное в душе хороший человек.

Семечки

В том, первом, садике у нас была очень страшная спальня. Окна там были плотно завешены черными шторами, и кровати стояли очень плотно друг к другу. В дальних углах были навалены матрасы, свет там никогда не зажигался, и в целом там стоял спертый и страшный дух безысходности и ночных кошмаров. Так мне тогда казалось.Поэтому я НИКОГДА не спал в садике, ни тогда, ни даже потом, когда мы спали уже в другой, светлой и веселой спальне.
Однажды воспитательница куда-то ушла, и с нами попросили посидеть не то завхоза, не то прачку. Она очень походила на Бабу Ягу: торчащие во все стороны волосы, раскосые глаза и черное платье с катышками. И еще она все время грызла семечки. Она засыпала в рот порцию семечек, расщелкивала их по одной, а обслюнявленную кожуру выводила на внешнюю поверхность лица. Вся область вокруг рта у нее была в прилипшей кожуре.
Ни на минуту не переставая щелкать, она стала загонять нас спать. В группе у нее был сын, Сережа. Он вообще не разговаривал, только мычал. Она с ним люлюкалась, и орала на нас, чтобы мы шли спать. А потом она зашла в спальню и долго стояла в дверях, проверяя, все ли спят. Я тогда задержал дыхание, чтобы не издать вообще никакого звука. Веки начали предательски трястить, я боялся, что это выдаст меня. Она стояла в дверях, лузгала семечки, потом закрыла дверь и ушла. Больше мы ее не видели. А Сережа потом заболел чесоткой.

_______


Все выпуски про садик ↓

6. Арбузы.
5. Шапки. Адидас. Проститутка. Мама-скелет. Уголок игрушек. Письки.
4. Как мальчик. Пакеты. Тихий час. Ветрянка.
3. Антон. Дяди Попкины. Собака.
2. Ёлочка. Олеся. Семечки.
1. Нянечка. Воспитательница-Карлсон.

  • weaponseller

    Феноменальная у тебя память…

  • blr3yk

    Господи, как хорошо что садики меня миновали X-.

  • anonymous

    В тюрьме у нас был начальник Николай Афанасьевич-Апполонович. У него было два отца и от этого он всегда ходил злой. Так всегда бывает — один гражданин начальник добрый — это дядя Гоша — у него не было вообще отца и Николай Афанасьевич-Апполонович, у которого их было целых два.

    Однажды у нас были занятия по рукоделию. Николай Афанасьевич-Апполонович приказал взять зеленую краску и нарисовать доллары. Я как всегда прослушал и почему-то макнул в белую. А Николай Афанасьевич-Апполонович подходит такой и говорит, а почему у тебя баксы белые, ты хочешь еще и за мошенничество здесь посидеть? А я с перепугу говорю: это доллары в снегу, в кефире и в молоке одновременно.
    Николай Афанасьевич-Апполонович улыбнулся и погладил меня по голове резиновой дубинкой двеннадцать раз и сказал, что я идиот.

    А еще у нас в группе была мальчик-девочка Алесь Солямухин. он был «пидором». «Изгоем-пидором». Его все дразнили и смеялись над ним. Мне было его жалко, потому что он вот такой несуразный, а может быть в душе — он хороший человек. Этим взятым откуда-то из кино штампом я очень часто травил себе душу. Изгоем Алесь был потому, что постоянно какал себе в штаны. А пидором, потому что давал всем свои штаны.
    Обычным делом было зайти в туалет и увидеть, как он стирается над умывальником не один. Он смотрел на тебя и улыбался своей щербатой и глупой улыбкой. А я думал, что зато она наверное в душе хороший человек.

    А еще у нас была очень страшная спальня. Точнее камера с нарами…

  • kukalyakin

    спасибо за фанфик, я очень смеялся! Давненько от тебя такого не было…что,пришло летнее вдохновение?

  • anonymous

    Не говори.
    Это твои работы меня вдохновили.
    Письмо получил? Как тебе мои замечания?

    Не хватает у меня творческого повода. Не хватает общения с тобой, наверное.
    Ты не можешь бросить все и приехать ко мне навсегда из-за этого?)

  • kukalyakin

    нет,не могу))) все ждут,когда ты сам приедешь. Даже тот, кто кричит: «Таааааняяяя!»

  • anonymous

    Ты на моего бывшего преподавателя что ли намекаешь? Или на мужщину который начинает разговор со словами: «Ну, ну ребята…»? )))

  • kukalyakin

    На «Ну, ну ребята…»