Телефоны (часть 3). Pantech G200

Моим вторым телефоном стал синий Pantech G200. Я купил его просто так.

Была холодная весна. В лужах показывали март. Солнце хлюпало под ногами сияющей жижицей. Небо подмигивало зеленым у горизонта. Шныряли птички в драповых пальто.

Люди в бесформенных темных одеждах плелись куда-то. Я плелся домой со встречи с клиентом.

Я был умирающим от недосыпания намеком на человека, влачащим бессмысленное существование, кое-как отсыпащимся на выходных и возобновляющим этот обреченный цикл в понедельник. Меня такой образ жизни устраивал. Учился с утра до обеда, писал и репетировал КВН до вечера, делал работу до поздней ночи. К занятиям готовился в автобусе, вылавливая строчки конспекта в прыгающей тетради. Солнце выжигало глаза, мозг умолял о сне. Почему-то запомнилось, как какой-нибудь случайный человек на соседнем сиденье делал на замерзшем стекле отпечаток «ступни» — когда прикладываешь тыльную сторону кулака, а потом протаиваешь по отдельности «пальчики». Если вдуматься, до ужаса мерзкая затея. Наверняка про это что-то сказано в психоанализе.

Недавно я расстался с девушкой. Я уже плохо помню ее лицо. Расстались мы как-то неожиданно легко, даже весело. Посидели в кафе, выпили по стакану пива и на полном серьезе договорились больше не встречаться. Посмеялись и даже легонько поцеловались на прощание.

Я чувствовал, что как-то повзрослел. Вот как-то резко, сразу, внезапно. Неясно, почему. Ничего особенного не произошло. Но остро чувствовалось некая эйфория от чего-то. Некое Глубокое Внутреннее Обновление. Будто окружающий мир вдруг помыли, стерли с него многолетнюю пыль — и я начал ощущать его особенно остро, во всех деталях. Наверное, это было от недосыпа. А может, из-за весны. Все таяло и птицы орали — и казалось, что и в жизни что-то круто изменилось. Хотя на деле не поменялось ни черта.

И хотелось еще немного поменять. Самую чуточку. Довести Глубокое Внутренее Обновление до небольшого обновления внешнего. Весьма кстати карман жгли деньги. На встрече с клиентом я получил гонорар за проект. Кажется, это был первый в моей жизни гонорар за сайт.

Клиент очень просил сделать ему скидку пятьсот рублей с общей суммы в пять тысяч. Я сразу согласился. Шутка ли: впервые в жизни мне платили за целый сайт! Со страницей входа, форумом, галереей, гостевой книгой и счетчиком! У сайта даже был свой баннер размером 88 на 31 пиксель, чтобы обмениться им с другими сайтами. Я все нарисовал и запрограммировал с нуля. Готовый сайт с подробными инструкциями и гордостью был передан клиенту на компакт-диске во время сегодняшней встречи.

В конце клиент вдруг сказал, что если мне позвонят и спросят, сколько я получил за проект, назвать сумму в пять раз больше. Потому что сам клиент получил от своего клиента именно такую сумму. Я пообещал так и говорить в случае чего. Клиент обрадовался и отдал мне остаток оплаты.

В общем, деньги у меня были. Я зашел в ларёк у вокзала и купил себе новый телефон взамен вдруг ставшего убогим и устаревшим «Самсунга». Я купил новый телефон, даже особо не выбирая. Стоил он четыре тысячи рублей и был до боли синего цвета.

Но это была ужасно модная «раскладушка»! Не знаю, но почему-то считалось, что раскладушки — это круто. Ты достаешь из кармана этакую ракушку, невидимым движением открываешь ее, подносишь к уху. Ты деловой. Ты лоснишься. Ты разговариваешь, небрежно придерживая ее одним пальцем. Поговорив, тем же невидимым движением закрываешь ее. Она звонко щелкает. Все понимают, кто тут деловой. Особенно деловые носили постоянно воткнутую в ухо гарнитуру. Я был где-то в третьем эшелоне деловитости и поэтому довольствовался раскладушкой. Гарнитуру в ухе я не хотел бы носить даже под пыткой.

В Pantech G200 можно было закачивать свои мелодии. На свою прошлую трубку я не мог ничего закачивать. Тут же была полифония — просто проигрывание midi-файлов, которые звучали одинаково пискляво —и провод для подключения к компьютеру. Я сразу же закачал две миди-мелодии из «Битлов» — Here Comes the Sun и Norwegian Wood. Слушал их до посинения, лежа на кровати, отмокая после дневного истощения. Звучали они, конечно, убого до невозможности. Но было в кайф.

 

Еще у моей модной раскладушки было анимированное главное меню — камера красиво перелетала внутри городской площади. Это надоедало уже на втором просмотре, но неизменно производило впечатление на всех, кому я показывал телефон. А еще у телефона было два сменных аккумулятора — один тонкий, а один толстый. Пожалуй, это была единственная полезная придумка в этом смешном устройстве. Все остальное было просто модное, крутое и деловое.

Весна заканчивалась. Исчезло из-под ног хлюпающее солнце. Небо растеряло зелень и устаканилось голубым. Птички сменили драповые пальто на скучные сюртуки. Из-за горизонта мрачной темной глыбой надвигалась сессия.

Кто-то ляпнул, что у меня телефон «женского» цвета.

Я, конечно, посмеялся и наверняка сказал в ответ какую-нибудь смертельную колкость, пропитанную ядом. Но мне вдруг стало казаться, что моя модная раскладушка, и вправду не очень-то и модная. Какие-то странные формы. И щелкает при закрытии как-то несимпатично. И особенно ее синий цвет. О-о-о, этот проклятый синий цвет! Сначала-то он казался мне необычным и красивым. Поди найди еще раскладушку такого цвета! Но теперь, когда кто-то ляпнул про «женский» цвет, все вдруг изменилось. Он определенно был «женским», этот проклятый цвет! Ляпнул-то, конечно, кто-то невнимательный и поверхностный. Ляпнул просто так, без задней мысли, и наверняка не со зла. Но все было кончено. Я горячо возненавидел свой модный Pantech G200, спонтанно купленный в эпоху Глубокого Внутреннего Обновления.

Захватывающие перелеты камеры в меню стали жутко бесить. Мелодии звучали слишком чересчур тихо и пискляво. Даже два аккумулятора стали казаться весьма глупой идеей. Ну, в самом деле, не таскать же один постоянно с собой?

Горячую ненависть к устройству вскоре остудила холодная тень от наконец-то в полной мере надвинувшейся над всем миром сессии. Беспокоиться о каких-то там телефонах, работе, КВНе и личной жизни стало некогда: не давали целых пять огромных экзаменов по дисциплинам, изучавшимся целый год. Это была тяжелая, изматывающая сессия. Почти никто не выбрался из нее без потерь.

Эпоха обновления закончилась. Началось лето.




написать ответ